Выставка «Мы есть»

Ксенофобия имеет громкий голос и агрессивную риторику. Ксенофобии не нужно быть изобретательной – для речей ненависти существует множество одобренных клише, которые понятны социуму, интегрированы в него.

Голос Другого в таких условиях неслышим. Его слова непонятны, его аргументы слишком обширны, чтобы дослушать их до конца. Высказывание Другого воспринимается как голос снаружи, а не извне. Дихотомия «мы и они», «свои и чужие» подразумевает отсутствие инклюзии в общество для тех, кто не может быть описан удобными унифицирующими категориями. В общественном сознании Другие всегда сепарированы от большинства, при этом они невидимы, они terra incognita, они белые пятна на карте традиционных парадигм.

Другие – это те, кто не вписывается в рамки нормативности, но ощущает свою самость, своё присутствие в пространстве, времени, истории, культуре. И сегодня они говорят: «Мы есть».

Данная выставка, посвящённая Дню против гомофобии и трансфобии, ― это попытка переосмыслить наши речевые практики и уйти от вербального к языку образов, впечатлений, чувств.

Мы есть через наши отношения с миром. Мы есть через наши мысли и творчество. Мы есть даже через отрицание нас.

Дарья Трайден, кураторка выставки «Мы есть»

Участницы о работах:
Кристина Высоцкая:

Мой проект появился спонтанно, я давно размышляла над такого рода идеей, но не находилось ни места, ни времени, и люди были вокруг не те. Казалось, уже ничего не получится.
Но.. Как-то в тесном вагоне душного майского метро я заметила яркую розовую голову и начала изредка поглядывать в ту сторону. На следующей станции в без того тесный вагон зашла шумная, гудящая толпа — праздник. Вянут уши от мата. Розовая голова спросила, не выхожу ли я. Толпа встретила ее улюлюканьем и свистом. Со стуком открывающейся двери розовую голову сильной ногой пнули из вагона. У меня в горле — сдавленный крик, стискивая зубы и сжимая кулаки, я дернулась с места…
Примерно с того вагона и начался проект. Желания, сил, агрессии во всех проявлениях во мне определенно стало больше. Я захотела бороться, за розовую голову, за себя, за всех нас.
Мы.
Любое Мы обладает значительным преобразующим потенциалом. С совсем небольших шагов начинается движение…

Виолетта Валюкевич:

Я хочу рассказать о так называемом “внутреннем эхо”, которое появляется при взаимодействия социума с людьми якобы-другими, “не такими”. Чувство, возникающее при подобном столкновении, пугает: сконцентрированные вокруг голоса, боль, ощущение зудящего провала собственного тела, холод, невозможности нащупать себя, раздробленность. Я хочу показать воздействие на людей посредством…таких же людей.

Оливер:

Представители ЛГБТК+ в обществе незаметны не потому, что их нет.  Общество просто отказывается видеть. По сути, ЛГБТК+ сообщество кажется тенью, которая неосязаема, бесплотна, и такое представление отражает не суть вещей, а отношение к ним со стороны гетеронормативного социума.

6b599e907da2

06595304a081

37665c7fdaf7

5c72b5d89bd8

56be7d87f59e

6de4508d8a0e

f391a55a99ba

5eaf676d0330

2285d49f337c

12277054762f

  • Культурна-асветніцкая ўстанова "Кінаклуб “Дотык”’
  • Распрацавана null_studio