«больш чым ЁН» как шаг в эклектику

текст: Дарья Трайден

Когда культура и социум видят лишь два гендера, феминность противопоставляется маскулинности без права на взаимопроникновение. Фотографии мужчин в платьях – это пощёчина общественному вкусу, конфронтация по отношению к консервативным монополистам от искусства. Выставка «больш, чым ЁН» в рамках квир-фестиваля «Дотык»  является тем долгожданным альтернативным мнением, которое было нужно высказать о табу белорусского масскульта.

Экспозиция:

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2005), «ПП» (2010-2013)
Тася Живкова – «Drag and Drop»
Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010»
Шура Канонченко – «Таис» (2011) – проект Eastern Europe in Drag
Дмитрий Суслов, Анна Бабицкая – видео «Drag Activism» (2011), «Drag Show» (2011) – проект Eastern Europe in Drag
Кураторы – Анна Лок, Дмитрий Суслов

Анна Лок , со-куратор выставки: «На выставке мы через квир-линзы посмотрели на маскулинность, которая в традиционном обществе обладает такими характеристиками как твёрдость, жёсткость, в противовес феминности как светлой, мягкой, лёгкой. Женщины – это традиционно музы, женщины – модели, они на холсте, а мужчины выступали в качестве творца, за мольбертом . Кто же они – герои нашей выставки? «больше чем ОН» – персональная точка отсчёта, тема для обсуждения,  её необходимо продолжать и дополнять – каким будут следующие экспонаты ?»

Выставка “больш чем ЁН” ― один из самых важных проектов квир-кино-фестиваля “Дотык”. Целью фестиваля является создание безопасных пространств для свободного обсуждения вопросов, связанных с идентичностями в различных контекстах и временных перспективах.

IMG_4908 copy

Если фильмы, которые демонстрировались в рамках ретроспективной программы фестиваля, уже стали частью классического кинематографа и вступили в диалог с несколькими поколениями зрителей, то выставка – это голос современности, звучащий в этом социокультурном пространстве, обращающийся к постсоветским реалиям. Фестиваль планируется не как разовое мероприятие, поэтому можно говорить о будущности квир-культуры в Беларуси.

Само название выставки ориентирует зрителя на вопросы определённого характера: что там, за границами концепта маскулинности? Больше – это богаче, разнообразнее; это деконструкция табу, это революционная эклектика элементов, которые традиция приписывает двум разным полюсам жизни – мужскому и женскому, брутальному и нежному. Почему же объектом в данном случае выступил он, а не она? Как каждый из нас связан с квир-проблематикой? Как реагировать на вызов нашим представлениям о норме поведенческого паттерна и внешнего вида?

«больш чым ЁН»  претендует на расширение рамок, которые жёстко контролируют нашу культуру и повседневную жизнь.

IMG_4912

фотография видео Дмитрия Сусла, Анны Бабицкой – видео «Drag Activism» (2011), «Drag Show» (2011) – проект Eastern Europe in Drag

Речь идёт в первую очередь о преодолении границы, которую проводят вокруг мужского и женского в обществе с гендерной бинарностью.  Вопросы идентичности, сексуальности и гендера принято относить к сфере интимного, выставка же выносит их в публичное пространство, артикулирует на уровне широкой аудитории. То, что обычно прятали среди скелетов в шкафу, стало видимым. И серия фотографий Юлии Канаплёв-Лейдик «Диффуззия» показывает, как это может вступить реакцию:  восприятие гендера как спектра размывает клише и даёт возможность взаимопроникновения двух миров, которые принято считать чуждыми, развязывает руки для множества комбинаций из элементов. Квир – это страстный монолог после веков молчания, алая помада и острые каблуки, на которые смотрит весь город, ― в противовес былой невидимости.

«больш, чым ЁН» – это социокультурное явление, которое претендует на вмешательство в повседневность, в бытовые практики. Герои фотографий на определённый промежуток времени саботировали гендерную бинарность в частной жизни, и это было задокументировано и предложено обществу как вопрос, как ходатайство о пересмотре норм и традиций. Самоопределение как перформанс, жизнь как искусство, открытость новому  как высшая ценность.

Обозначение фестиваля как квир-проекта уже артикулирует вынужденную отчуждённость этого мироощущения от гегемонной гетеронормативности. Однако стоит отметить, что по своей сути квир-культура не враждебна традициям и законам, которые сложились в искусстве, ― она лишь заявляет свое право существовать, делая жизнь “забытых” людей видимой.

Квир-культура– это не добровольно сепаратистские области, а то, что таковым удобно считать в гетеронормативном обществе: если предмет искусства так или иначе связан с иными идентичностями, ему клеят ярлык того, что ориентировано сугубо на квир-людей, исключая возможность диалога. А ведь искусство очень ресурсно в качестве переговорной площадки, оно может выполнять миротворческую функцию, избавлять от ксенофобии, если творец и зритель оба настроены на взаимодействие.

Таким образом, выставка «Больш, чым ЁН» направлена на широкую аудиторию, а не на одно лишь квир-сообщество. Выставка проходила в галерее Ў, и это подразумевает выход «из шкафа», ориентацию на любого зрителя – как того, что пришёл целенаправленно, так и всех, кто  оказался там без предварительного обдумывания квир- мироощущения.

IMG_4889 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2005)

«больш чым ЁН» – это своеобразный тест на ксенофобию и рефлексивность, который многие белорусы провалили после победы Кончиты Вурст на «Евровидении». В данном случае речь о локальном культурном событии, что лишь подчёркивает адресную направленность: если «Евровидение» не адресуется конкретно белорусскому зрителю, то выставка «Больш, чым ЁН» –это прикосновение квир-культуры к плечу каждого, это вопрос, от которого невозможно уклониться.

Тексты, которыми сопровождалась выставка, подчёркивают её связь со временем и пространством, дают представления о том, насколько сильны реакционеры от искусства:

«Девочка Юля училась в Академии Искусств одной из Великих Стабильных Государств вселенной. И вот однажды ей дали задание – показать «диффузию» концептуально, выбрать модели, придумать актуальный имидж. Юля справилась с заданием. Её работа так шокировала Преподавателей, что серия «Диффузия» была спрятана за закрытыми дверьми, и даже сами модели не все смогли увидеть результат. Страх.»

Анна Лок, «Сказка про Юлю, Диффузию и страх», отрывок.

IMG_4906 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2005)

Тася Живкова и Юлия Канаплёв-Лейдик добавляют к этому, что  гендерная бинарность – это тюрьма, которую необходимо преодолеть сначала внутри себя, утвердить свободу в личном пространстве – и потом найти дорогу в публичное:

«Свобода предполагает личную ответственность. Давно известно, что многие люди, проведшие годы в местах заключения, начинают панически бояться выходить на волю – они не знают и не понимают, что им там делать.»

Юлия Канаплёв-Лейдик

IMG_4854

Тася Живкова

«Апынацца па-за дапушчальным стандартам незвычайна і нязручна. Нашчупванне сябе выклікае ў лепшым выпадку козыт, часцей — млоснасць, галавакружэнне і ўдушша. Адказнасць за чужое ўспрыманне збоку ўключае ахоўныя механізмы.»

В статье Антона Борисенко БОЛЬШ ЧЫМ ВЫСТАВА уже поднимался вопрос о кураторском тексте и других текстах, которые сопровождают выставку. И вопрос этот немаловажный: текст на выставках такого рода носит пояснительно-ориентирующую функцию, что позволяет при необходимости «подтянуть» зрителя на должный уровень понимания. Однако единичный текст не может заменить тот комплекс воздействий, который воспитывает толерантное общество.

Экспресс-ликбез не сработает против многолетней привычки предубеждения и отрицания, и единичное локальное воздействие не станет панацеей – скорее , подорожником, который дети прикладывают к ссадине на коленке.  Выставка адресована широкой аудитории, её цель как раз в том, чтобы не быть сепаратистским, субкультурным мероприятием «для своих», но это не значит, что в пределах одного действия можно решить проблему постсоветской гетеронормативности как образа жизни и как закона искусства.

Пустое пространство стен в данном контексте – это тоже своего рода инсталляция. Когда смотришь на место, которое могло быть занято проектами других фотографов и художников, невольно задумываешься о том, почему же этого не произошло, откуда у нас эти культурные пробелы, будут ли они заполнены в будущем. Насколько страшно выйти из тюрьмы, из безопасной области «одобренных» тем, трогает ли художников то, что происходит там, где люди – больше, чем он или она?

Как показывает практика, проблемы репрезентации ЛГБТК-сообщества в искусстве и медиа волнует не только организаторов и участников фестиваля «Дотык»: 2014 и 2015 гг. состоялись такие мероприятия как выставка XXY 13.09.2014 – 02.10.2014) и выставка  “Камін Аўт” (08.09.2014 – 14.09.2014, Makeout), в мае будет META-квирфест (Makeout). Причём организаторы осознают потребность публики в информации, и мероприятия не проходят в формате простой демонстрации выставочного материала или кино – это происходит наряду с лекциями, дискуссиями на основе документальных фильмов. В совокупности это действительно может работать как образовательная, просветительская сила.

Расширение аудитории – такова тенденция квир-культуры. Если в пресс-релизе к выставке XXY сказано, что она «не рэкамендуецца да прагляду асобам, якія прытрымліваюцца кансерватыўных поглядаў на сэксуальныя адносіны!», то организаторы “Камін Аўт”  увержают: «важна разумець, што гаворка не ідзе выключна пра “гомасэксуальныя” камін-аўты, і сам фотапраект – большы, чым для і пра ЛГБТК-кам’юніці. З дапамогай праекта мы спрабуем распачаць дыялог, які мог бы дапамагчы пераадолець мяжу паміж “мы” і “яны”. «Дотык» и выставка «Больш, чым ЁН» как его часть поддерживает риторику, основанную на взаимодействии, а не проведении границ:  «все мы в какой-то мере играем мужчин и женщин, в том числе с помощью нашей одежды, макияжа, движений и пластики».

Квир-культура в Беларуси уже складывается  в нечто определённое, нащупывает свою дорогу к умам и сердцам, выстраивает диалог с пространством и людьми. Появляются персоналии и культурно-образовательные проекты, которые представляют и популяризуют квир-теорию. И то, что это несколько проектов и имён, является своего рода страховкой от элитарной замкнутости на себе, гарантирует отсутствие авторитарности и монополистского подхода к искусству, когда одиноко звучащий голос становится истинным просто за неимением альтернатив.  Плюрализм подходов и мнений, частнотность и разнообразие мероприятий решают также проблему нечитабельности символов и непонятности, недостаточности кураторских текстов для широкой аудитории: когда тема становится обсуждаемой и анализируемой, исчезает потребность в развёрнутых пояснениях. То, что сейчас классифицируется как фрик-шоу, эпатаж, может стать повседневной реалией, и нонконормные люди (речь не только о гендере, но и сексуальности), перестанут ощущать себя изолированными и отчуждёнными от культурных процессов и репрезентации в медиа-сфере.

Если рассмотреть выставку как мозаику, где каждый элемент имеет самостоятельное значение, но при этом работает на общую картину, то можно заметить, как мотив эклектичности появляется и в составе экспозиции. Эклектика, приведённая к гармонии.

Рисунки Анатолия Белова показывают инаковость разного рода: гомоэротические мотивы переплетаются с гендерной субверсией, тема физического насилия и самоудовлетворения стоят рядом. В области гуманитарных наук квир-теория и теория пересечений стоят рядом, и это можно приложить к данной выставке, «продлить» её тему, оснастить зрителя дополнительными инструментами анализа действительности, более чувствительной к дискриминации оптикой.

IMG_4898

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010», архив А. Лок.

IMG_4903 copy

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010», архив А. Лок.

IMG_4920

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010», архив А. Лок.

«Eastern Europe in Drag»  – кураторский проект Дмитрия Суслова был представлен фото-серией «Таис» Шуры Канонченко, «Drag Activism», «Drag Show» ― как предложение выйти за пределы, созвучное теме как выставки, так и фестиваля в целом. И если выставка провоцирует шаг за гендерную бинарность, то «Таис», «Drag Activism», «Drag Show»― это расширение географических и этнокультурных границ, сравнение опыта иных стран с белорусским, встраивание нашего культурного пространства в общемировое.

«Drag Activism», «Drag Show» Суслова и Бабицкой – яркое действо, которое по форме напоминает карнавал, но по сути прямо противоположно ему: люди не примеряют другой образ в виде краткосрочного эксперимента – через перформанс, через трансформацию своего внешнего вида они утверждают свою самость, свою отличность от тех, кто прикладывает к жизни лишь чёрное и белое как мерила абсолютной истинности. Переодеваясь, герои фото становятся собой – теми, кто борется за всеобщее право на разнообразие; теми, кто говорит о своём присутствии не словами – но каждой клеточкой тела.

«Drag Activism» и «Drag Show»  – взаимодополняющие друг друга элементы, которые показывают квир живым, динамичным – и твёрдо занявшим определённое место в пространстве. Это и движение – и замершие мгновения жизни, которые  имеют право быть задокументированными и сохранёнными.

IMG_4911

Дмитрий Суслов, Анна Бабицкая – видео «Drag Activism» (2011), «Drag Show» (2011) – проект Eastern Europe in Drag, архив А. Лок.

IMG_4891 copy

Дмитрий Суслов, Анна Бабицкая – видео «Drag Activism» (2011), «Drag Show» (2011) – проект Eastern Europe in Drag, архив А. Лок.

IMG_4913

Дмитрий Суслов, Анна Бабицкая – видео «Drag Activism» (2011), «Drag Show» (2011) – проект Eastern Europe in Drag, архив А. Лок.

Пока Петя, герой серии «Диффузия» (Юлия Канаплёв-Лейдик), задаёт себе и зрителю вопросы о том, что такое идентичность и как её найти, экспозиция вокруг становится тем самым ответом, точнее, его вариантом, и это возвращает к восприятию выставки как эклектики элементов, возможностей, способов.

IMG_4909

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2010-2013), архив А. Лок.

IMG_4881 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2010-2013), архив А. Лок.

IMG_4910

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2010-2013), архив А. Лок.

Серия Таси Живковой является семантическим финалом выставки, и этот финал – открытый. Инсталляция с браслетом, презервативом и тренажёром-эспандером отсылает нас к восприятию гендеров как спектра, где нет чётких границ, но есть взаимообусловленность, взаимосвязь и взаимопроникновение. Гендер как окружность, а не как точка. Гендер как динамика, а не известный от рождения ответ.

Фотографии, сделанные на улице, говорят зрителю о том, что из тюрьмы выходить необходимо, что воздух и простор нужны человеку, чтобы не сдерживать смелый шаг. Но куда направить этот шаг? Quo Vadis? И каждый решает сам. И каждый сочетает и смешивает. Ответы вариативны.

«Термин квир заостряет внимание на том, что в повседневной рутинной жизни четко зафиксировать границы сексуальной определенности не представляется возможным. Стремление определить себя в качестве натуралки/ натурала, или лесбиянки/ гея, или бисексуала, а также стремление определить себя (доказать себе и другим) в терминах «настоящая женщина»/ «настоящий мужик» возникает только в условиях патриархатного гетеронормативного порядка, требующего четкого определения по типу «ты за левых или за красных?»» Воронцов Д. Квир-семья: перспектива трансформации семейных отношений // Моделі сім\`ї: трансформації та тенденції розвитку. Матеріали конференції 25.09.2010: збірка доповідей та тез / упор. А. Б. Шаригіна, Громадська організація Харківське жіноче об\`єднання «Сфера». Харків: Видавництво «Точка», 2010...

больше фотографий выставки

IMG_4857 copy

Шура Канонченко – «Таис» (2011) – проект Eastern Europe in Drag

IMG_4858

Шура Канонченко – «Таис» (2011) – проект Eastern Europe in Drag

IMG_4861

Шура Канонченко – «Таис» (2011) – проект Eastern Europe in Drag

IMG_4860

Шура Канонченко – «Таис» (2011) – проект Eastern Europe in Drag

IMG_4888 copy

Шура Канонченко – «Таис» (2011) – проект Eastern Europe in Drag

 

IMG_4855 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2010-2013), архив А. Лок.

IMG_4907

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2010-2013), архив А. Лок.

IMG_4910

Юлия Канаплёв-Лейдик – «Диффузия» (2010-2013), архив А. Лок.

 

IMG_4882 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «ПП» (2010-2013)

IMG_4879 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «ПП» (2010-2013)

IMG_4883 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «ПП» (2010-2013)

IMG_4880 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «ПП» (2010-2013)

IMG_4895 copy

Юлия Канаплёв-Лейдик – «ПП» (2010-2013)

 

IMG_4920

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010»

IMG_4916

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010»

IMG_4872

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010»

IMG_4870

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010»

IMG_4905

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010»

IMG_4898

Анатолий Белов – «Эскизы 2002-2010»

  • Культурна-асветніцкая ўстанова "Кінаклуб “Дотык”’
  • Распрацавана null_studio